logo

Игорь Яркевич — про двух писателей

logo

Однажды американский писатель зашел за консультацией в американскую районную библиотеку. Американский писатель думал, что русский писатель Лев Толстой написал письмо русскому человеку Страхову, где рекомендует не ставить памятник русскому писателю Достоевскому, поскольку русский писатель Достоевский не достоин памятника, в ноябре 1883 г., а оказалось — в том же году, но в декабре! Вот ведь еб твою мать! Американские районные библиотекари указали американскому писателю на ту маленькую ошибку, и все от души посмеялись над неловкостью американского писателя.

Как-то раз и русский писатель зашел в русскую районную библиотеку и пьяным голосом пьяного человека потребовал роман американского писателя, фамилию которого забыл. Название романа русский писатель тоже плохо помнит — не то «Хуй зверей», не то «Зверский хуй». Все же русский писатель вспомнил точное название романа — «Зверохуй».

Библиотекарши охнули. Одна библиотекарша, пожилая красивая дама из старинной московской интеллигентской семьи, нашла в себе силы ответить русскому писателю, что романа «Зверохуй» в американской литературе нет, а есть очень известный роман «Зверобой» очень известного американского писателя Фенимора Купера. Другая библиотекарша — молодая симпатичная девушка, только месяц назад окончившая библиотечный институт, — от страха спряталась за перегородку и заплакала.

Русский писатель сказал, что нечего каждой старой пизде учить русского писателя американской литературе. Русский писатель прекрасно помнит, как ему мама в детстве читала вслух роман этого самого Фенимора Купера, и роман назывался именно «Зверохуй». Русский писатель тогда лежал с ангиной, но быстро поправился, и мама не успела дочитать ему роман «Зверохуй», и вот теперь русский писатель решил сам дочитать свой любимый роман.

Молоденькая библиотекарша набралась смелости и, выглянув из-за перегородки, на одном дыхании сообщила русскому писателю, что романа «Зверохуй» нет не только в американской литературе, но и природе, а есть только «Зверобой».

Русский писатель ответил, что нечего каждой юной пизде учить русского писателя, что там есть в природе, а чего там нет.

Пожилая библиотекарша, чтобы успокоить русского писателя, сказала, что — да, действительно, Фенимор Купер пытался написать роман «Зверохуй», но не смог, а написал только «Зверобой».

Русский писатель устал разговаривать с двумя дурами и тихо, но твердо, заявил, что если ему прямо сейчас же не дадут роман «Зверохуй», он тут все обосрет и обоссыт, а потом приведет друзей из таганской преступной группировки, и они тут дообосрут и дообоссут все то, что не успеет русский писатель.

Пришлось вызвать милицию. Но русский писатель запер дверь и не пустил милицию. Пришлось вызвать ОМОН. Пока приехал ОМОН, русский писатель обосрал и обоссал, как обещал, все пространство библиотеки, после чего полез на пожилую интеллигентную библиотекаршу — вероятно, перепутав ее с молодой и симпатичной, только что окончившей библиотечный институт.

***

Как-то раз американский писатель пришел домой очень сильно пьяный. Что же тогда сделал американский писатель? Да ничего особенного — взял банджо, несколько банок пива, на всякий случай презерватив и спустился в подвал к своему слуге, старому негру, и они вдвоем пели до утра под банджо спиричуэлы. Пели, потягивали пивко, а презерватив американскому писателю так и не понадобился.

Как-то раз русский писатель тоже явился домой пьяный. Русский писатель вообще домой редко приходит трезвый, но в этот раз он выпил значительно больше обычного. Русский писатель разбудил жену, страдающую хронической бессонницей и только что заснувшую, схватил ее за простуженное горло и стал орать: «Что делать, блядь? Ну что, блядь, делать? Что же делать, еб твою мать?». Жена не знала, что ответить русскому писателю и только горько плакала — так горько плачут только жены русских писателей: навзрыд, царапая лицо ногтями, проклиная весь мир. Тогда русский писатель схватил жену за волосы, повалил на пол, стал пинать ее ногами, при этом приговаривая: «Ну что же делать, ебаный в рот?». Жена спросила русского писателя, что он имеет в виду — что делать вообще или что делать в некоей конкретной ситуации? От этого уточнения русский писатель разозлился еще больше и хотел было уже немедленно повесить, а затем расчленить жену, чтобы другие не пытались в следующий раз уточнять вопросы русского писателя, но неожиданно успокоился, присмирел и лег спать.

Ещё много-много Яркевича вот здесь: http://www.guelman.ru/yarkevich/yar.htm

logo
logo
Powered by WordPress | Designed by Elegant Themes